Лекция Кати Горчинской

Как устроена западная журналистика?

Объём работы, стандарты, табу и «теория вёдер»
Смотреть Читать Слушать Раздатки

О стандартах и философии западных СМИ рассказала Катя Горчинская — бывший заместитель главного редактора Kiyv Post, автор The Wall Street Journal и The Financial Times.

Главные темы:

1. Журналистика Запада и пост-СССР

Западные медиа находят факты и обобщают их в идеи. А в постсоветских странах наоборот: сначала формулируется идея, а потом «под неё» собираются факты.

Три-четыре текста в день, или Западное представление о продуктивности.

Также из первой части мастер-класса вы узнаете, что такое stylebook и зачем в редакции амбудсмен.

2. Фактчекинг

Готовя крупное расследование, вы будете проверять факты месяцами.

Специфика фактчека в OCCRP — когда с тобой все судятся.

Чем респектабельнее издание, тем больше раздел исправлений. Из второй части вы узнаете о тяготах фактчекинга в западных редакциях.

3. Копирайт

Без перепечаток.

Западное СМИ может опубликовать лишь фрагмент чужой статьи со ссылкой на полный текст. Да, это уведёт читателей с их сайта, но таковы правила.

Также из третьей части мастер-класса вы узнаете, где брать и как подписывать фото, не нарушая авторские права.

4. Источники информации

Associated Press не использует анонимные источники. Никогда.

Если вам что-то сливают, вероятно, это кому-нибудь нужно. Можно ли обойтись без анонимов, когда в твоей стране идёт война, — украинские кейсы.

Как рискнуть грамотно: правила работы с безымянными источниками.

5. Журналистика мнений

Место мнения — в одноимённой рубрике.

В западных медиа жёстко разграничены не только рубрики, но и отделы редакции. Их авторы могут даже не встречаться.

Из пятой части вы узнаете, как из одного инфоповода вытащить фактуру и для новостей, и для публицистики.

6. Как пишется статья?

Текст — это дом. Его нужно строить последовательно.

Семь этапов написания статьи: идея, сбор информации, фокусировка, план, черновик, полировка, редактура.

7. Идеи

Чтобы отыскать новость, смотрите под ноги и подпрыгивайте.

Сколько текстов может дать одна крупная отставка чиновника? Феномен горячих точек: журналисту нужно там быть, но изнутри мало что видно. Кейсы Майдана.

Как научиться видеть новости в повседневной жизни? Поиск тем по принципу walk about.

8. Сбор информации

Соберите четыре «ведра».

Чтобы написать статью, вам понадобится основной материал, реактивный, энциклопедический и то, что Катя Горчинская называет cool stuff bucket.

Из последней части вы также узнаете про nut graf — важный элемент текста, который практически не используется в постсоветской журналистике.

Постсоветская и западная журналистика отличаются, как философия Платона и Аристотеля. Фундаментально. Помните, Платон верил в существование особого мира? Там зарождаются и живут идеи, а всё земное — их несовершенное отражение. Часто так мыслят и наши авторы. Если журналист во что-то верит, а факты не соответствуют, ничего страшного. Ведь что такое факт? Отражение прекрасной идеи.

У Аристотеля всё наоборот. Он отрицал раздвоение мира и считал науку опорой философа. На этом и стоят западные стандарты: сперва нужно собрать и изучить факты и лишь потом объединить их в некую тенденцию.

Много ли работает журналист? 

Расскажу вам о корреспонденте Süddeutsche Zeitung по Восточной Европе Катрин Кальвейт. Она отвечает за пять стран. Её рабочий день начинается в 7:30 утра. А уже к половине девятого Катрин должна предложить редактору тему статьи. В 16:30 того же дня — дедлайн. При этом в газете много рубрик, так что она может получить и два задания, и три.

Эта история уникальна? Нет. Однажды я спросила у редактора Political, сколько текстов в сутки готовит их журналист. «День на день не приходится, — замялся главред. — Но если всё плохо, то и 20 может написать». Конечно, речь не о лонгридах. Сюда идёт и новость, и все её дополнения, и какая-нибудь фотогалерея. Согласитесь, для нас это дико. Мы можем просидеть над одной статьёй неделю и сказать, что было тяжело.

По-другому работают и с фактами: ты гору материала лопатишь ради мелкой заметки. И хотя западные тексты в среднем короче, они буквально запакованы информацией.

Стайлбук 

В каждой иностранной редакции есть стайлбук — документ, который меняют и дополняют примерно раз в год. Он регулирует все технические моменты: как сокращать названия, что брать в кавычки, какие термины пояснять.

The New York Times затронул в стайлбуке даже рекламу. Только то, что соответствует их стандартам, они, так и быть, купят. Потому что на первом месте для них — репутация.

Фактчекинг 

Львиную долю усилий западного журналиста отнимает фактчекинг. Я писала для OCCRP (международный Центр по исследованию коррупции и организованной преступности — прим. ред.) об украинском мультимиллионере Курченко. Думала, мне понадобится дней восемь. А потратила в итоге 3,5 месяца.

Даже очевидные вещи приходилось проверять досконально. Тяжёлый процесс. Рассказать, как фактчекали одну статью про Навального? Ему звонили и спрашивали: а у вас в офисе есть круглый стол с царапиной?

Для OCCRP жёсткий фактчек — необходимость. Потому что на них вечно пытаются подать в суд.

Казалось бы, ошибок в западных СМИ быть не должно. При таком-то подходе. Но что читатель видит, например, на второй странице The New York Times? Исправления. Да, журналисты ошибаются. Потому что они люди и работают на дедлайн. В Украине я не знаю ни одной газеты, которая исправляла бы ошибки и извинялась за них.

Авторское право 

Теперь о копирайте (то есть перепечатке статьи из другого медиа — прим. ред.), к которому на постсоветском пространстве относятся очень спокойно. А на Западе его просто нет. Вообще. Да, сайты агрегируют часть контента, но они работают по правилам. Берут название СМИ, ставят двоеточие, пишут заголовок новости, которую хотят поставить себе. Кликнув, человек видит 500 знаков и гиперссылку на источник. И конечно, он уйдёт с этого сайта, если захочет дочитать текст. Но так правильно. Это уважение авторского права.

Отдельная история — иллюстрации к текстам. На Западе к этому относятся очень серьёзно: фотографии нужно покупать. Мы, например, (Kyiv Post – прим. ред.) подписаны на Agence France-Presse. Конечно, не проблема «нарыть» эти же фото без водяных знаков, но СМИ, работающее по западным стандартам, никогда так не сделает. К тому же, за неправомерную перепечатку можно попасть под суд.

В иностранных СМИ вы не увидите фото без подписи. Есть два варианта: текст в верхнем правом углу (caption) или внизу страницы посередине (cutline). Каждое фото мы подписываем с помощью пяти “w”: who (кто), what (что), when (когда), why (почему), where (где). То есть указываем, кто герой, даже если очевидно, когда и где это снято. Я-то украинского генпрокурора знаю в лицо, а читатели, может, и нет. Надо рассказать им, что это прокурор, он снят на таком-то заседании в Киеве такого-то числа. Периодически используем абстрактные фото, в том числе из своего архива, и тогда объясняем, какая связь между новостью и картинкой.

Источники 

Что ещё отличает западную журналистику от нашей? Отношение к источникам информации. Особенно анонимным.

В Украине это — острая проблема, потому что идёт война. Минимум раз в неделю нам что-то рассказывают, но, по большому счёту, люди не имеют права этого делать. Сперва нужно спросить разрешения у командиров. А там, скорее всего, ответят «нет». То есть человека ждёт трибунал, если наш разговор раскроется.

Что делать? Есть те, кто не использует анонимные источники. Никогда. Например, Associated Press. По возможности мы их тоже избегаем. Но иногда не обойтись. Что делаем в таких случаях? Во-первых, правдиво описываем этого человека, стараясь не навредить. Во-вторых, объясняем, почему нельзя назвать его прямо.

При этом один скрытый источник не используем почти никогда. Мало ли, кто и почему решил нам что-то слить. А вот проверить эту историю через других людей никто не запрещает.

«Субъективная журналистика»

Есть иллюзия в нашей части мира по поводу так называемой субъективной журналистики. В Украине очень любят противопоставлять её «сухой западной». Говорят, что гораздо лучше, когда у автора есть своё мнение.

Такой жанр распространён и на Западе. Но для него есть специальная рубрика. А готовит эти материалы другой отдел. «Новостник» и художник, который рисует карикатуры, могут вообще не пересекаться, хоть работают в одной газете.

Ещё пример. Süddeutsche Zeitung опубликовала интервью с российским генералом о ситуации на Востоке Украины. Формат обычный: вопрос – ответ. Но параллельно на старице «Мнение» вышел текст о том, как шла беседа: интонации генерала, впечатления журналиста. В данном случае мы видим важную добавочную стоимость большого интервью и интересный эксперимент. Но в постсоветской журналистике всё это попадается читателю между строк в обычном информационном материале.

Интервью

Кстати, о форме «вопрос — ответ». У нас её используют часто. Берут любого спикера, записывают разговор, потом расшифровывают и вываливают в СМИ. А 90% сказанного – вода. Это пример ленивой журналистики, когда автор не стал разбираться, что самое важное, и писать нормальный удобоваримый текст, где есть полезная информация, бэкграунд и так далее.

Я работаю с такой формой, только если спикер очень интересный, а тема исключительная. В Западной Украине планировали добывать сланцевый газ. Абсолютно новая сфера, о ней не знал никто. И я говорила с директором компании, которая собиралась этим заниматься. Кроме, собственно, добычи, мы обсудили и политическую ситуацию в этой части страны, и сланцевый газ в принципе, и технологии, и окружающую среду. Было так много важных тем, а он так интересно и живо говорил, что у меня не оставалось выбора, только «вопрос — ответ».

Когда ещё используют такую форму? Когда хотят исследовать предмет с разных сторон. Возьмём лихорадку Эбола. Миллион вопросов вокруг неё: как передаётся и лечится, высока ли смертность и т. д. Можно сделать материал «Всё, что вы хотели знать о вирусе Эбола», а дальше: вопрос — ответ, вопрос — ответ…

В остальных случаях нужны информативные и ёмкие статьи. Только самое главное.

Больше и подробнее о принципах и философии западной журналистики  в видеоверсии

Содержание:

00:00 Три-четыре текста в день. Западное представление о продуктивности.

08:58 Что такое качественный фактчекинг?

21:44 Анонимные источники: как рискнуть грамотно?

25:06 Как сделать из колумнистов белую кость редакции?

30:42 Семь этапов создания хорошего текста.

35:46 Где брать идеи для статей?

Лучшее на Соли

Советуем