Лекция Дарьи Саркисян

Можно ли писать о медицине и ошибаться не очень часто?

Хорошие, плохие и очень плохие источники информации
Смотреть Читать Раздатки

Какие источники надёжные? Где найти эксперта? И как работать с темой коронавируса?

С виртуальной лекцией выступила Дарья Саркисян — медицинский редактор Meduza, соосновательница Telegram-канала «Намочи манту».

Большинство источников мы публикуем здесь, чтобы вы могли сразу скопировать их в блокнот. Остальное — как всем этим пользоваться, как распознавать надёжные сайты и не путать ангину со стенокардией — узнаете из лекции.

Главные темы:

1. Хорошие и плохие источники медицинской информации

Во-первых, язык медицины — английский, а в первой десятке Яндекса вы найдёте всякую ересь. Во-вторых, можно вступить в Ассоциацию медицинских журналистов. Так вы получите доступ к научным журналам и базам.

Итак, хорошие источники (в блокнот):

  • Medlineplus.gov
  • NHS.uk
  • Uptodate.com, Uptodate.com/patients
  • Reference.medscape.com
  • Cochrane.org

Международная классификация болезней ВОЗ (здесь можно проверить, а существует ли вообще недуг, о котором вы хотите написать):

  • icd.who.int/browse10/2016/en
  • icd.who.int/browse11/l-m/en
  • cr.rosminzdrav.ru/#!/interMKB
  • DSM-5 (психические расстройства)

Наконец, где искать информацию о лекарствах?

  • государственный реестр лекарственных средств
  • dailymed.nlm.nih.gov/dailymed
  • Google: ‘FDA label'
  • Drugs.com
  • Epocrates

2. Как работать с научными статьями?

Опыты на крысах к нам неприменимы. Учёные тоже люди, они врут и манипулируют статистикой. Какие ещё проблемы бывают с научными исследованиями?

Полезные ссылки:

  • Pubmed.gov
  • CochraneLibrary.com
  • Elibrary.ru
  • CyberLeninka.ru
  • medRxiv.org
  • Sci-Hub.tw (t.me/scihubot)
  • Scholar.google.com

3. Выбираем эксперта

Белый халат, диплом и даже научная степень не гарантируют, что вам не наговорят ерунды.

Как человек относится к доказательной медицине? Знает ли он английский? Что писал в статьях?

4. Как написать качественный текст о медицине?

Если кто-то заявил, что нашёл лекарство от рака, нужно указать его стоимость и не обнадёживать людей зря.

А когда появляется исследование, что шоколад предотвращает инсульт, узнайте, не шоколадная ли фабрика его заказала.

О других восьми пунктах слушайте на видео.

И помните про ловушки перевода.

Angina — это стенокардия. Preservatives — консерванты, а не то, что вы подумали. Anorexia — это потеря аппетита, а болезнь правильно называется «нервная анорексия».

5. Что писать про коронавирус, когда всё уже написано?

Коронавирус — это не только ежедневная статистика. Какие актуальные темы из него вырастают?

Не бойтесь исправлять и обновлять свои тексты.

Если вы не нашли ответы на все свои вопросы, это не повод не писать. Расскажите о том, что известно на данный момент.

А вот источники про коронавирус (в блокнот):

  • ecdc.europa.eu
  • who.int
  • cdc.gov
  • canada.ca
  • gov.uk
  • coronavirus.jhu.edu/map.html

О хороших и плохих источниках информации читайте здесь.

Как работать с научными статьями?

На Pumbed.gov доступны все научные статьи на медицинские и биологические темы. Эти тексты опубликованы в журналах, где есть этап рецензирования. До публикации статью показывают нескольким рецензентам и на основе их комментариев переделывают. На CochraneLibrary.com собраны систематические обзоры — когда выводы делают на основании многих исследований, смотрят, есть ли в них противоречивые выводы, конфликт интересов. На Pumbed.gov можно найти систематические обзоры по фильтрам.

Статьи на русском языке тоже могут пригодиться. Например, когда вы пишете про грязелечение, можете посмотреть, что вообще исследуют, как доказывают сами себе, что это эффективно. В Elibrary.ru и CyberLeninka.ru можно найти почту эксперта — обычно её указывают в научных статьях.

Используйте препринты — статьи, которые пока не прошли рецензию. Эти знания могут быть неправильными, возможно, рецензент их зарубит. Но так люди быстрее получат доступ к знаниям, которые могут оказаться важными.

Есть проблема, что часто доступен только краткий обзор научной работы. В обзоре авторы могут сильно преувеличить эффективность препарата, который они исследовали. Полный текст может стоить 30 евро. Во всем мире учёные и журналисты пользуются Sci-Hub и его ботом в Telegram (t.me/scihubot). Я часто пользуюсь Scholar.google.com. Там собраны статьи, как и на Pumbed, при этом есть широкая база патентов. Часто по названию статьи можно найти ссылку на полный текст, правда, не всегда они ведут на легальные сайты.

Почему сразу смотреть статьи — не лучшая идея? Если вы захотите найти в Pumbed, как лечить мигрень, получите 22 тысячи результатов. В систематическом обзоре тоже будет много материалов. Если вам нужно подробно про что-то рассказать, идите в Uptodate и Medscape. Если нет — вам в NHS и Medlineplus. А если у вас очень узкий вопрос, или вам нужно дорыть до дна какой-то темы, пользуйтесь Pumbed.

Исследования часто публикуют именно для учёных. Из серии: мы на крысах увидели, что это вещество влияет на такой-то рецептор. И другие учёные смотрят, что ещё с этим можно сделать. Это не то, что стоит освещать. Вы не можете сделать выводы об эффективности вещества, содержащегося в голубике, на основе исследования, где это вещество применялось к тканям лёгких. Есть случаи, когда исследования на мышах, крысах, культурах клеток трактуют как подходящие для людей. Но это так не работает.

Есть много причин не доверять исследованиям и подходить к ним с большим скепсисом.

Выступления на конференциях — вроде препринта, не рецензируются. Когда на конференции рассказали, как вылечили очередного пациента с ВИЧ, это была новость. Вряд ли рецензирование повлияло бы на результат исследования. Но есть выступления с подсчётом больших данных, графиками, где есть масса пунктов для ошибок, поэтому нужно быть аккуратнее.

У исследований есть иерархия по уровню доказательности. Учёные могут так распределить людей по группам, что в одной окажутся пожилые и люди с тяжелыми заболеваниями, а в другой — молодые и здоровые, и это повлияет на результат исследования. Или могут ретроспективно посмотреть на проблему: увидеть, что люди, которые чаще ели морковку, умирали от опухоли мозга, и сделать вывод, что на её развитие влияет употребление моркови, хотя, скорее всего, это неверно.

Такие исследования могут пригодиться, например, если вам нужно посмотреть, влияет ли курение на смертность. Вы можете учесть сопутствующие факторы, очистить данные и увидеть, у кого чаще развивается рак лёгких — у курильщиков или некурящих. Есть разные нюансы в том, как составляется исследование.

Низший в иерархии исследований — кейс-репорт, то есть описание случая. Оно бывает полезно, но чаще нет.

Важно, чтобы исследование, о котором вы пишете, было окружено контекстом. Если это текст о масках, я не вдаюсь в подробности, а пишу: «в маленьком неубедительном исследовании». Если я скажу, что выборка была 150 человек, читатель не поймёт, много это или мало. В этом случае — всё-таки мало, в некоторых исследованиях это нормально. Нужно смотреть, насколько достоверен результат.

Выбираем эксперта

Некоторые журналисты берут интервью у врача в белом халате, с дипломом и учёной степенью, публикуют, и на этом всё заканчивается. Но даже титулованные внештатные специалисты Минздрава могут говорить ерунду.

Важно не прикрываться экспертом, а проверять всё что можно. К выбору эксперта нужно хорошо подготовиться. Если он давал интервью, вы можете посмотреть, хорошо ли этот эксперт относится к доказательной медицине, владеет ли английским.

Странно, когда кардиолог знает всё про эпидемиологию и инфекционные заболевания. В медицине есть специализации, врач не может разбираться во всём.

Как ещё найти эксперта? Можно спросить у проверенного врача, написать в наш Telegram-канал «Намочи манту» или на нашу почту probamantu@gmail.com.

Но даже хороший врач может сказать что-то не то. Это нормально, люди оговариваются и ошибаются. Поэтому перепроверять нужно даже хорошего врача. Если вы говорите с грамотным специалистом, вероятность того, что вы опубликуете ерунду, гораздо меньше.

Не стоит стесняться просить эксперта приводить доказательства того, что он говорит. В этот момент «альтернативщики» обычно сливаются. Специалисты, если у них есть время, с радостью пришлют вам доказательства. Хороший тон сначала поискать их самому, но если не получается, смело просите эксперта.

Что, если в процессе интервью человек говорит полную чушь, а вам нужно это опубликовать? Вы можете честно написать в редакционном комментарии, что сказанное не соответствует действительности.

Как написать качественный текст о медицине?

Вот десять критериев, по которым сайт healthnewsreview.org оценивает статьи на медицинские темы.

1. Стоимость. Этично писать, что терапия лейкоза стоит 475 тысяч долларов и она доступна. Не обнадёживайте людей зря.

2. Риски и жёсткие конечные точки.

Если лекарство снижает риск развития заболевания в два раза, важно сказать, какой риск изначально был у ваших читателей. Возможно, он и без того был минимальным.

Пишите про жёсткие конечные точки — о том, как лечение повлияет, например, на вероятность инфаркта или смерти. Лучше смотреть на то, что будет с ожирением пациента через год после грязелечения, а не на его показатели крови. Иногда лабораторные показатели могут указывать на вероятность развития заболеваний, но часто этими данными манипулируют учёные и фармкомпании.

3. Вред. Если вы пишите о скрининге или новом суперлекарстве, рассказывайте и о второй стороне — о том, как они могут навредить, особенно когда вред неочевидный.

4. Ограничения исследования. Если его провели на крысах, вынесите это в заголовок. Пишите про корреляции. Пётр Талантов приводит такой пример в своей книге «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия»: люди, которые носят с собой зажигалки, чаще умирают от рака лёгкого. Вывод: зажигалки приводят к раку лёгкого. Но мы здесь говорим о корреляции, а не о причинно-следственной связи, которая есть, но с другими факторами.

Помните про конфликт интересов. Обычно в конце исследования указывают, есть ли у он у авторов.

Показывайте долговременный результат. Например, на любых диетах все худеют ближайший месяц, а через год набирают вес.

Помните, что маленькие выборки чаще дают случайные результаты.

5. Запугивание. Обычно этим грешат глянцевые журналы, но иногда и хорошие издания. Придумывается какая-то проблема: если вы не будете наносить десять слоёв крема каждый день, то умрёте от того, что ваша кожа превратится в Сахару.

Какая должна быть выборка исследования? Обращайте внимание на нюансы. Например, если исследуют редкое генетическое заболевание, понятно, что там будет немного людей. Если это большая изученная проблема — применение аспирина для профилактики колоректального рака, или вакцинация — в исследовании не может быть несколько десятков или сотен людей. Если это препарат от ОРВИ, должно быть несколько тысяч человек. Чем меньше людей в выборке, тем менее надёжно исследование.

Книги по статистике могут вам помочь самостоятельно разобраться, какова вероятность случайного результата в исследовании.

6. Независимый источник (и конфликт интересов). Посмотрите, кто спонсировал исследование. Если вы видите тексты про то, что горький шоколад лечит инфаркт, инсульт и помогает в их профилактике, знайте, что в основном эти исследования были сделаны на деньги компании Mars. Привлекайте независимых экспертов.

7. Альтернативы. Если на рынок приходит лекарство, которое снижает риск развития меланомы в два раза и стоит 100 тысяч долларов, то стоит напомнить про бюджетные атрибуты для профилактики меланомы — шляпу, солнцезащитные очки и крем.

8. Доступность. Важно уточнить, если препарат не зарегистрирован в России или Беларуси, а, например, только в США или Британии.

9. Новизна. Если у препарата долгая история, напишите об этом. В США считают, что бактериофаги — это новая классная разработка. А это простая советская разработка, которую изучают давно, и эффективность которой не доказана.

10. Источник. Даже если у вас мало времени, не берите пресс-релизы — они всегда врут.

Избегайте ложного баланса мнений. Если для текста о прививках вы спрашиваете педиатра или инфекциониста, а потом вирусолога Галину Червонскую, которая считает, что прививки — гибель иммунной системы, это ложный баланс. Стоит игнорировать точки зрения, которые не вписываются в науку. Про все побочные эффекты и смерть от прививок пишут на хороших ресурсах без эмоционального посыла.

Будьте осторожны с терминами и их переводом. Angina — это стенокардия. Preservatives — консерванты. Cancer — не рак, а онкологические заболевания. Не бывает рака крови или рака мозга, лейкоз — это не рак крови. Anorexia — потеря аппетита, а болезнь правильно называется «нервная анорексия».

Часто путают кому и вегетативное состояние. Кома может протекать несколько недель, дальше человек либо умирает, либо полностью или частично приходит в сознание. Вегетативное состояние — когда у человека нет сознания долгое время.

Не бывает местного наркоза, есть общий наркоз и анестезия.
Эвтаназия — когда человеку вводят препарат, чтобы он умер. Ассистированное самоубийство — когда человеку дают препарат, чтобы он ввёл его себе и умер. Не бывает эвтаназии активной или пассивной, насильственной или добровольной.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность — не одно и то же. Человек может быть трансгендером и иметь любую сексуальную ориентацию.

Не пишите «шизофреники», «диабетики», «эпилептики», «аутисты», «наркоманы», «бомжи», «проститутки». У этих слов есть эмоциональный бэкграунд. И в английском, и в русском языке правильно говорить сначала «человек», а потом называть его особенности.

Текстовую версию подготовила Полина Питкевич.

Лучшее на Соли

Советуем