Лекция Михала Потоцкого

Работает ли политическая аналитика в расколотом обществе?

На самом деле конфликты не такие острые, как медиа пытаются их представить
Смотреть Читать Раздатки

На границах Беларуси и Польши развернулся миграционный кризис. В обеих странах в обществе нет согласия по поводу того, как его нужно было бы разрешить. Что важнее? Жёсткий политический ответ на проблему, которую официальный Минск создал искусственно, или спасение людей на границе?

Люди – как мигранты, так и военные – часто используются политическими силами обеих стран как поле для манипуляций общественным мнением и способ заработать политические очки.

Своим видением о том, как в этой и других кризисных ситуациях может работать политический аналитик, поделился польский журналист Михал Потоцки (Dziennik Gazeta Prawna).

Михал Потоцки  — руководитель отдела «Мнения» делового ежедневника Dziennik Gazeta Prawna. Эксперт по политике и экономике Беларуси и Украины.

Соавтор книг «Волки живут вне закона. Как Янукович проиграл Украину», «Хрустальное фортепиано: предательства и победы Петра Порошенко», «Черное золото. Войны за уголь Донбасса». Лауреат премии Grand Press-2018.

Главные темы:

Политическая сцена в Польше намного «правее», чем в других европейских странах. Консервативная партия «Право и справедливость» (PiS) впервые победила на выборах в 2015 году, а через четыре года защитила своё большинство, взяв 51% мест в Сейме.

Эта партия неоднородна и за последние два года потеряла много людей. Сейчас она пытается сохранить политическое влияние, часто играя на фобиях избирателей. С самого начала кризиса она выступила резко против мигрантов, которые пытаются попасть в Польшу через Беларусь.

Удержится ли PiS у власти? И что думают о мигрантах сами польские граждане? И почему беларусские демократические силы и независимые публицисты с пониманием относятся к действием польских властей? Ответы на видео.

Миграционный кризис как арена для борьбы политических сил

Как журналисты отражают его в Польше? Есть СМИ, которые поддерживают любые решения правительства. И объясняют, почему власть снова поступила правильно. Ситуацию с мигрантами они показывают предельно чёрно-белой – тот, кто озадачивается правами мигрантов, подыгрывает Лукашенко и Путину.

Другие включаются в борьбу политических сил и начинают оппонировать власти. Это нормально – критиковать правительство. Но, по словам Михала Потоцкого, некоторые журналисты сравнивают действия польской погранслужбы с фашизмом и холокостом. А это уже слишком.

Ни то, ни другое нельзя назвать профессиональным стандартом. Как показать кризис объективно и не скатиться в контрпропаганду?

«Информационный пузыри» и агитация за своих

Давят ли польские власти на СМИ? Политическая аналитика может быть беспристрастной или собственные предпочтения нельзя задушить? Правда ли, что конфликты в обществе не настолько острые, как медиа пытаются их показать?

 

На границах Беларуси и Польши развернулся миграционный кризис. В обеих странах в обществе нет согласия по поводу того, как его нужно было бы разрешить. Что важнее? Жёсткий политический ответ на проблему, которую официальный Минск создал искусственно, или спасение людей на границе?

Своим видением о том, как в этой и других кризисных ситуациях может работать политический аналитик, поделился польский журналист Михал Потоцки (Dziennik Gazeta Prawna).

Михал Потоцки – руководитель отдела «Мнения» делового ежедневника Dziennik Gazeta Prawna. Эксперт по политике и экономике Беларуси и Украины.

Соавтор книг «Волки живут вне закона. Как Янукович проиграл Украину», «Хрустальное фортепиано: предательства и победы Петра Порошенко», «Черное золото. Войны за уголь Донбасса». Лауреат премии Grand Press-2018.

Расстановка ключевых политических сил в Польше

Политическая сцена в Польше гораздо «правее», чем в других европейских странах. Вот так выглядит польский парламент после выборов 2019 года.

Распределение мест в Сейме

Как видно, наибольшее представительство у консервативной партии «Право и справедливость» (PiS), где есть и националистическое, и евроскептическое крыло. Впервые PiS победила на парламентских выборах в 2015 году. Через четыре года она защитила своё самостоятельное большинство, взяв 51% мест в Сейме.

На втором месте главная оппозиционная партия «Гражданская коалиция» (29%). Дальше идут «Левые» с 10%, «Польская народная партия» (6,5%), «Конфедерация» с 2,4% мест и один депутат от «Немецкого меньшинства».

Большинство этих партий – правого фланга. А «Конфедерация» и вовсе крайняя правая. 10% левых сил можно считать достижением 2019 года, потому что в парламенте 2015 года их не было вообще.

Лидирующая «Право и справедливость» достаточно неоднородна. В последние два года из партии ушло много людей, и сейчас её большинство держится буквально на нескольких депутатах. Возможно, страх потерять власть и толкает PiS к ожесточённой борьбе с оппонентами, радикальной риторике и игре на эмоциях.

В свою очередь оппозиция считает, что PiS может потерять большинство в парламенте. И тогда есть шанс побороться за власть на новых выборах. Всё это подогревает внутриполитический конфликт в Польше.

Миграционный кризис как арена для борьбы политических сил

Когда началась проблема с мигрантами, PiS сразу заявила, что людей, которые пытаются нелегально попасть в Польшу через Беларусь, пускать нельзя. По их словам, это не беженцы, потому что большинство едет из Ирака, где уже несколько лет нет никакой войны.

Лагерь оппонентов PiS куда менее однородный. Крайние правые из «Конфедерации» не хотят видеть в Польше вообще никаких мигрантов. Не говоря о тех, кто прорывается нелегально. Другие считают, что иностранцев нужно пускать и проверять. А потом депортировать тех, кто не сможет претендовать на статус беженца. Впрочем, это не так уж просто. Потому что страны, из которых едут мигранты, неохотно берут их назад.

Сами польские граждане уже несколько месяцев живут этим конфликтом. Хотя соцопросы показывают, что в целом они устали от постоянной борьбы лидеров воюющих партий – Ярослава Качиньского (PiS) и Дональда Туска («Гражданская коалиция»). Ведь она продолжается уже почти 17 лет.

Если посмотреть на результаты недавних соцопросов, можно заметить, что отношение людей к конфликту на границе Беларуси и Польши коррелирует с их политическими предпочтениями.

Результаты опроса, проведённого по заказу Dziennik Gazeta Prawna

Может показаться, что страна делится на две ровные части, которые борются между собой. Но на самом деле всё сложнее. Когда людей спросили, что именно нужно делать с мигрантами на границе, большинство (37% населения) ответили: принять тех, кого проверили спецслужбы. При этом 25% опрошенных сказали, что пускать нельзя никого. 14% выступили за то, чтобы принять людей, но потом попытаться передать часть из них другим странам ЕС. 9% готовы пустить лишь тех, у кого есть квалификация. И самая небольшая часть (6%) убеждены, что нужно принять всех желающих.

Распределение мест в Сейме

То есть большинство всё же посередине, а не в чёрно-белой схеме, о которой говорят политики из двух лагерей.

Как проблему освещают журналисты?

Это болезненный вопрос. Есть медиа, которые поддерживают каждый шлаг власти. Другие, наоборот, любое решение правительства критикуют. И мало кто пытается искать рациональные аргументы с обеих сторон.

С каждым месяцем эта политическая борьба становится всё более брутальной, жёсткой и неприятной для наблюдателя. Государство с самого начала кризиса нагнетает в обществе страх. Не только из-за действий Лукашенко, но и перед людьми другой культуры.

Вот, например, ситуация, которая превратилась в польский мем. Эти два джентльмена – министр внутренних дел и обороны. Они проводят конференцию и показывают файлы, которые якобы нашли в телефоне одного из мигрантов.

Мариуш Блащак, министр обороны Польши (слева), и Мариуш Каминьски, министр внутренних дел Польши

Когда журналисты стали спрашивать, что это такое, оказалось, что файлы были не в телефоне, а на флешке, найденной в лесу. Кто её там спрятал и как она нашлась, непонятно, но фотографию крутили главные телеканалы страны в прямом эфире.

Многие были шокированы тем, что два министра дали сфотографировать себя рядом с порнографической картинкой и это показали по телевизору. А всю террористическую угрозу, которая якобы исходит от мигрантов, «доказали» одной малопонятной фотографией.

Правительство пытается играть на фобиях общества. Потому что именно страх перед волной мигрантов с Востока помогли «Праву и справедливости» выиграть выборы в 2015 году. Но тогда ситуация была иной. В Евросоюз пытались попасть миллионы людей, а сейчас на беларусско-польской границе по разным оценкам от 7 до 10 тысяч человек.

«Внешний враг» удобен. С его помощью можно объяснить, почему в стране чрезвычайное положение, а журналистов и активистов не пускают к границе.

Почему это происходит? Власти боятся, что журналисты будут рассказывать драматические истории мигрантов – а ведь там умерло уже несколько человек. И тогда общество начнёт требовать впустить этих людей, а потом уж разбираться, что с ними делать. Но если согласиться, не станет ли это сигналом для всей Африки и Ближнего Востока, что схема рабочая? И сколько тогда людей хлынет в Евросоюз через Польшу?

Это первая причина. А вторая – вопросы вокруг процедуры «пушбэк», когда людей, нелегально прорвавшихся в Польшу, просто возвращают обратно в Беларусь. Власти разрешили так делать, но они не хотят, чтобы это снимали.

Противоречит ли «пушбэк» международным конвенциям? Есть разные мнения. Беларусь опасна для многих, но вряд ли для граждан условного Ирака. По крайней мере, пока они не вступают в ряды «Белорусского народного фронта».

С другой стороны, говорят, Беларусь не может быть безопасной ни для кого. И значит, этих людей должна принять Польша.

На фоне кризиса в стране началась настоящая «гонка выражений». Провластные СМИ говорят, что описывать драматические истории мигрантов могут только предатели и всё это на руку Лукашенко и Путину.

Не отстают и некоторые «оппозиционные» медиа. Они сравнивают действия польских пограничников с фашизмом и холокостом. Это нормально – критиковать власть. Но такие аллегории всё же неадекватны.

Летом 2021 года, когда миграционный кризис только начался, многие журналисты-международники поехали на границу и на Ближний Восток. Они делали хорошие репортажи, встречались с политиками и описывали схемы, которые использует беларусская власть и иностранные агентства для доставки людей к границе.

Но потом Литва стала отправлять обратно в Беларусь людей, которых ловила у себя. В ответ беларусские власти начали подсылать их в польской границе. И тогда проблема усложнилась. Она стала внутриполитической. А значит, реальной для многих жителей Польши. И градус дискуссии в медиа стал по-настоящему высоким.

«Информационные пузыри» и агитация за своих

Как в этой ситуации работает политическая аналитика? Удаётся ли авторам подняться над своими политическими предпочтениями? Или аналитики просто надувают информационные и идеологические пузыри, агитируя за своих?

У каждого свои взгляды, и, конечно, они влияют на то, как мы будем описывать ту или иную проблему. Поэтому страны, намного более опытные в плане свободы СМИ, чем Беларусь или Польша, выработали стандарты журналистики. Можно вспомнить правила BBC или Reuters. И вряд ли мы придумаем что-то новое.

Журналист показывает разные точки зрения и не должен ничего комментировать от себя. Он просто пытается дойти до правды, как бы пафосно это не звучало.

С другой стороны, публицист – это профессия, где человеку платят за то, что он высказывает своё мнение. Поэтому в медиа важно разделять с помощью рубрик новости и авторские колонки.

Аналитик – где-то между этими профессиями. Он может позволить себе больше, чем новостник. Потому что собирает и анализирует большой массив данных, делает прогнозы и даёт рекомендации. Главное – не переходить черту, не начинать работать на конкретную политическую силу. Потому что это уже не аналитика, а пропаганда.

Как мы увидели выше, конфликты в обществе не такие острые, как говорят политики и медиа. И люди в большинстве не на крайних позициях, а всё же посередине.

Лучшее на Соли

Советуем